«РМЖ. Мать и дитя»
ISSN 2618-8430 (Print), 2686-7184 (Online)

Особенности течения беременности и родоразрешение у пациенток с нарушениями углеводного обмена

Open accessCrossrefAntiplagiat

E-libraryDOAJ

russian citation indexroad

ebscoULRICHS

cyberleninkagoogle-scholar

ВИНИТИРГБ

женское-здоровье.инфо


РМЖ «Мать и дитя» №3 от 30.09.2020 стр. 163-168

DOI: 10.32364/2618-8430-2020-3-3-163-168

Рубрика: Акушерство
Введение: нарушения углеводного обмена — одно из частых осложнений беременности, сопровождающееся увеличением частоты нежелательных исходов для матери и плода/новорожденного. Соблюдение соответствующих клинических рекомендаций по выявлению нарушений углеводного обмена, ведению беременности и родов направлено прежде всего на снижение риска осложнений.

Цель исследования: оценить распространенность нарушений углеводного обмена, проанализировать особенности течения беременности, родов, сроки родоразрешения и перинатальные исходы за период 2017–2019 гг.

Материал и методы: проанализированы истории родов 1188 пациенток с нарушениями углеводного обмена, находившихся на этапе дородовой госпитализации и родоразрешенных в родильном доме.

Результаты исследования: в структуре нарушений углеводного обмена на протяжении последних трех лет лидирующее положение занимает гестационный сахарный диабет, доля которого с 2017 по 2019 г. выросла в 1,7 раза, с 11,4 до 19,8% (отношение рисков (ОР) 0,6; 95% доверительный интервал (ДИ) 0,51–0,67; р<0,001). Наиболее частым сопутствующим экстрагенитальным заболеванием было ожирение — в 46,8% случаев. За анализируемый период у пациенток с нарушением углеводного обмена отмечено снижение частоты умеренной преэклампсии в 1,8 раза, с 11,6 до 6,3% (ОР=1,8; 95% ДИ 1,19–2,88; р=0,01), и диабетической фетопатии в 2 раза, с 21,9 до 10,8% (ОР=0,5; 95% ДИ 0,36–0,68; р<0,001). Полноценно проведенные исследования и наблюдение за пациентками позволили снизить потребность в операции кесарева сечения на 11,5%, с 54,1 до 42,6% (ОР=1,3; 95% ДИ 1,11–1,46; р=0,002), основным показанием к которой у данной группы пациенток является наличие диабетической фетопатии.

Заключение: своевременная диагностика нарушений углеводного обмена и правильно выбранная тактика ведения приводят к снижению частоты осложнений и создают условия для влагалищного родоразрешения при доношенном сроке.

Ключевые слова: беременность, гестационный сахарный диабет, нарушения углеводного обмена, глюкозотолерантный тест, родоразрешение, перинатальные исходы.



Для цитирования: Шапошникова Е.В., Базина М.И., Менцик М.М. и др. Особенности течения беременности и родоразрешение у пациенток с нарушениями углеводного обмена. РМЖ. Мать и дитя. 2020;3(3):163-168. DOI: 10.32364/2618-8430-2020-3-3-163-168.

E.V. Shaposhnikova1, M.I. Bazina1, M.M. Mentsik2, E.V. Shageeva2, T.A. Shageev1

1Prof. V.F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University, Krasnoyarsk,
 Russian Federation

2I.S. Berzon Krasnoyarsk Interregional City Hospital No. 20, Krasnoyarsk, Russian Federation

Background: disorders of carbohydrate metabolism are one of the common complications of pregnancy associated with the increasing rate of adverse maternal and neonatal outcomes. The introduction of the guidelines-based approaches to the diagnosis of these conditions and the management of pregnancy and childbirth aims to reduce the risks of these complications.

Aim: to assess the prevalence of the disorders of carbohydrate metabolism and to analyze the course of pregnancy and childbirth, and perinatal outcomes in 2017–2019.

Patients and Methods: case records of 1,188 women with the disorders of carbohydrate metabolism who were admitted to a maternity hospital and gave birth were analyzed.

Results: over the last 3 years, gestational diabetes ranks 1st among the disorders of carbohydrate metabolism. Its percentage increased by 1.7 times, i.e., from 11.4% to 19.8% (OR=0.6, 95% CI 0.51–0.67; p<0.001). The most common extragenital comorbidity was obesity (46.8%). During the analyzed period, a 1.8-fold reduction (from 11.6% to 6.3%) in the rate of moderate preeclampsia (OR=1.8, 95% CI 1.19–2.88, p=0.01) and a 2-fold reduction (from 21,9% to 10,8%) in the rate of diabetic fetopathy (OR=0.5, 95% CI 0.36–0.68, p<0.001) were observed. Careful examinations and follow-up allowed for the reduction in the rate of С-section by 11.5%, i.e., from 54.1% in 2017 to 42.6% in 2019 (OR=1.3, 95% CI 1.11–1.46, p=0.002). Meanwhile, the major indication to C-section in these women is diabetic fetopathy.

Conclusions: early diagnosis of the disorders of carbohydrate metabolism and adequate management provide the reduction in the rate of complications and the conditions for vaginal delivery in full-term pregnancy.

Keywords: pregnancy, gestational diabetes, disorders of carbohydrate metabolism, glucose tolerance test, delivery, perinatal outcomes.

For citation: Shaposhnikova E.V., Bazina M.I., Mentsik M.M. et al. Course of pregnancy and delivery in women with the disorders of carbohydrate metabolism. Russian Journal of Woman and Child Health. 2020;3(3):163–168. DOI: 10.32364/2618-8430-2020-3-3-163-168.

Введение

К особенностям современного портрета беременной относят увеличение среднего возраста первородящих и, как следствие, увеличение доли беременных с экстрагенитальными заболеваниями, что неизбежно влечет за собой рост частоты осложнений и вынужденного досрочного родоразрешения [1].

Нарушения углеводного обмена — одно из частых осложнений беременности, диагностируемых в настоящее время. В современном акушерстве под термином «гестационный сахарный диабет» (ГСД) понимают заболевание, характеризующееся гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям манифестного сахарного диабета (СД) [2, 3].

Распространенность ГСД, по данным отечественных и зарубежных авторов, варьирует от 2 до 14% [2, 4, 5], а в некоторых исследованиях достигает 24,2% [6], в зависимости от региона, критериев диагностики данного осложнения, наличия сопутствующих экстрагенитальных заболеваний и предрасположенности к СД.

Своевременное выявление осложнений беременности важно и в медико-социальном аспекте, так как ГСД в значительной степени увеличивает частоту нежелательных исходов беременности для матери и плода/новорожденного, а также является фактором риска развития ожирения, СД 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний у матери и у потомства в будущем [7, 8].

В практической работе акушеры-гинекологи, эндокринологи, терапевты с 2014 г. следуют клиническим рекомендациям по диагностике, ведению и родоразрешению беременных с выявленным нарушением углеводного обмена, которые определяют, что обследованию для выявления ГСД подлежат все беременные независимо от факторов риска [2]. Правильное двухэтапное проведение скрининга позволяет выявить осложнение гестационного процесса и оптимизировать ведение беременной, обеспечив дородовую госпитализацию в 37–38 нед. для решения вопроса о родоразрешении в сроке 38–39 нед. с целью улучшения перинатального исхода [2, 3, 9]. То обстоятельство, что в регионах внедрение новых подходов к правильному проведению рутинного скрининга, ведению беременности и родоразрешению требует большего внимания и усилий, определило актуальность нашего исследования.

Цель исследования: оценить распространенность нарушений углеводного обмена, проанализировать особенности течения беременности, родов, сроки родоразрешения и перинатальные исходы за период 2017–2019 гг.

Материал и методы

Проанализировано 7307 историй родов, прошедших в КГБУЗ «КМКБ № 20 им. И.С. Берзона» в период с января 2017 г. по декабрь 2019 г.

Для выявления сопутствующей коморбидной патологии проводилось обследование всех беременных, которое включало: сбор анамнеза, объективное исследование органов и систем, консультации специалистов (эндокринолога, окулиста, терапевта), электрокардиографию, эхокардиографию, ультразвуковое сканирование печени, почек, щитовидной железы. Оценка состояния плода включала наружное акушерское, а также инструментальное обследование: ультразвуковое исследование плода и фетометрию во II и III триместрах, допплерометрию, кардиотокографию.

Критерием включения беременных в исследование было наличие диагноза СД 1 или 2 типа, а также ГСД, выставленного на основании двухэтапного скрининга: определения гликемии после первого обращения беременной в женскую консультацию и проведения перорального глюкозотолерантного теста в сроки 24–28 нед., максимально до 32 нед. [2].

В ходе исследования оценивали динамику частоты акушерских и перинатальных осложнений, программированных родов, числа родов в зависимости от способа родоразрешения и данных клинического осмотра новорожденного.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0. При анализе количественных признаков вычисляли среднее арифметическое (М) и стандартное отклонение (SD). Качественные показатели представляли в виде абсолютных и относительных показателей. Взаимосвязь между парами качественных признаков изучали путем анализа парных таблиц сопряженности с вычислением критерия Пирсона (χ2). Относительный риск (ОР) определяли для сравнения риска развития осложнений. Если 95% доверительный интервал (ДИ) не включал 1, то различия между группами по изучаемому бинарному признаку считали статистически значимыми с вероятностью ошибки 0,05.

Результаты исследования

Материалом для исследования послужили истории 1188 пациенток, находившихся на этапе дородовой госпитализации в акушерском отделении патологии беременности. Средний возраст пациенток составил 29,6±4,8 года. По данным, полученным в ходе исследования, в структуре родоразрешения количество родов в группе пациенток с нарушениями углеводного обмена увеличилось в 1,7 раза, с 13,2% (329/2497) в 2017 г. до 21,8% (544/2490) в 2019 г. (ОР=0,6; 95% ДИ 0,53–0,68; р<0,001). В структуре СД на протяжении последних трех лет лидирующее положение занимает ГСД, число родов с которым у женщин в общем количестве родов за год увеличилось в 1,7 раза, с 11,4% (284/2497) в 2017 г. до 19,8% (494/2490) в 2019 г. (ОР=0,6; 95% ДИ 0,51–0,67; р<0,001) (табл. 1).

Таблица 1. Частота родов у пациенток с нарушениями углеводного обмена (2017–2019 гг.) Table 1. Childbirths in women with the disorders of carbohydrate metabolism in 2017–2019

Ведение беременности и родов у пациенток с нарушениями углеводного обмена требует от акушера-гинеколога, эндокринолога, терапевта особого внимания, поскольку при дообследовании часто выявляются сопутствующие экстрагенитальные заболевания, нередко в различных сочетаниях. Так, в 2019 г. наиболее часто встречаемым сопутствующим экстрагенитальным заболеванием в этой категории было ожирение — 46,8% (255/544) случаев. Соответствующая тенденция наблюдается на протяжении последних лет, причем в структуре пациенток с избыточной массой тела более чем у половины женщин выявляются выраженные формы ожирения. Так, ожирение 2–3-й степени встречалось в 53,3% (82/154), 69,5% (91/131) и 55,3% (141/255) случаев в 2017, 2018 и 2019 гг. соответственно. В структуре сопутствующей экстрагенитальной патологии сохраняется высокий удельный вес анемии — 45,9% (250/544) в 2019 г., несколько увеличилась доля пациенток с гипертонической болезнью — на 1,2%, с 12,8% (42/329) в 2017 г. до 14% (78/544) в 2019 г. (ОР=0,89; 95% ДИ 0,63–1,26; р=0,51) (табл. 2).

Таблица 2. Частота сопутствующих экстрагенитальных заболеваний у женщин с нарушениями углеводного обмена (2017–2019 гг.) Table 2. The occurrence of extragenital comorbidities in women with the disorders of carbohydrate metabolism in 2017–2019

Пациентки с нарушениями углеводного обмена представляют собой группу высокого риска, течение беременности и родов у которых ассоциируется с риском развития перинатальных и акушерских осложнений. Как показал анализ структуры осложнений беременности у женщин с нарушениями углеводного обмена за 2017–2019 гг., частота наиболее распространенного перинатального осложнения — диабетической фетопатии — имеет тенденцию к снижению, что обусловлено правильным проведением рутинного скрининга и свое­временной диагностикой нарушений углеводного обмена, наблюдением и выбором оптимального срока и метода родоразрешения [2, 3] в группе пациенток 2018–2019 гг. Так, признаки диабетической фетопатии стали выявляться в 2 раза реже: 10,8% (59/544) в 2019 г. против 21,9% в 2017 г. (72/329) (ОР=0,5; 95% ДИ 0,36–0,68; р<0,001). Отмечено снижение частоты умеренной преэклампсии в 1,8 раза, с 11,6% (38/329) в 2017 г. до 6,3% (34/544) в 2019 г. (ОР=1,8; 95% ДИ 1,19–2,88; р=0,01) (табл. 3).

Таблица 3. Частота осложнений беременности у женщин с нарушениями углеводного обмена (2017–2019 гг.) Table 3. The occurrence of the complications of pregnancy in women with the disorders of carbohydrate metabolism in 2017–2019

Согласно полученным данным, число преждевременных родов у пациенток с нарушениями углеводного обмена уменьшилось на 7,5%, с 11,9% (39/329) в 2017 г. до 4,4% (24/544) в 2019 г. (ОР=2,7; 95% ДИ 1,65–4,39; р<0,001) и явилось следствием своевременно поставленного диагноза и правильно выбранной тактики ведения. Количество программированных родов увеличилось в 3,8 раза, с 10,3% (34/329) в 2017 г. до 39,2% (213/544) в 2019 г. (ОР=0,4; 95% ДИ 0,26–0,52; р<0,001), что позволило снизить процент операций кесарева сечения на 11,5%, с 54,1% (178/329) в 2017 г. до 42,6% (232/544) в 2019 г. (ОР=1,3; 95% ДИ 1,11–1,46; р=0,002), основным показанием к которым у данной группы пациенток является диабетическая фетопатия (табл. 4).

Таблица 4. Исход беременности у женщин с нарушениями углеводного обмена (2017–2019 гг.) Table 4. Pregnancy outcome in women with the disorders of carbohydrate metabolism in 2017–2019

Среди наиболее частых осложнений при влагалищном родоразрешении были преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО) и слабость родовой деятельности, что обусловлено осложнениями и несформированностью пояса соприкосновения, а также развитием аномалий сократительной деятельности матки (многоводие, макросомия плода). Так, отмечено снижение частоты ПРПО на 12,5%, с 29,8% (45/151) до 17,3% (54/312) (ОР=1,7; 95% ДИ 1,22–2,43; р=0,003), слабости родовой деятельности на 0,3%, с 1,3% (2/151) до 1,0% (3/312) (ОР=1,4; 95% ДИ 0,23–8,16; р=0,72) в 2017 г. и 2019 г. соответственно, что является следствием меньшей встречаемости макросомии плода в группе исследования. Все дети, рожденные в 2019 г., были живыми.

Обсуждение

Приоритетными задачами системы здравоохранения Красноярского края в рамках оказания помощи женщинам в период беременности, родов и послеродовом периоде в настоящее время являются: улучшение демографической ситуации, повышение качества оказания медицинской помощи в целях снижения частоты осложнений беременности и улучшения перинатальных исходов.

По данным, полученным в ходе исследования, в 2017–2019 гг. отчетливо просматривается тенденция к уменьшению количества родов: в 2017 г. — 2497, в 2018 г. — 2320 (на 177 (21,7%) родов меньше, чем в 2017 г.), в 2019 г. — 2490. Уменьшение количества родов не противоречит сложившейся демографической ситуации в Красноярском крае, где общий коэффициент рождаемости снизился на 0,8, с 12,4 в 2017 г. до 11,6 в 2018 г. на 1000 населения [10]. В 2019 г. этот показатель составил 10,5 (-1,9) на 1000 населения. Для сравнения: коэффициент рождаемости по Российской Федерации — 11,0, по Сибирскому федеральному округу — 10,4 (2019 г.). Таким образом, коэффициент рождаемости в регионе остается высоким и является результатом выполнения национального проекта «Здоровье» — приоритетного направления государственной социальной политики.

Удельный вес беременных с нарушениями углеводного обмена в настоящее время растет, они занимают ведущую позицию в структуре пациенток с акушерской и соматической патологией и заслуживают самого пристального внимания со стороны врачей — акушеров-гинекологов, эндокринологов, терапевтов и неонатологов [9, 11]. На территории РФ в течение последних пяти лет заболеваемость СД, осложнившим течение родов и послеродового периода, увеличилась в 4,3 раза (в 2014 г. — 14,1, в 2018 г. — 60,64 на 1000 родов) [12]. Выраженный рост частоты развития ГСД обусловлен не только введением в практику клинических рекомендаций по диагностике, ведению и родоразрешению беременных с выявленным нарушением углеводного обмена, но и увеличением возраста женщин, вступающих в беременность, распространенностью ожирения, гипертензивных расстройств и СД 2 типа в популяции в целом [13, 14].

Согласно данным по РФ, за последние 10 лет распространенность ожирения в России удвоилась, в настоящее время им в стране страдают около 25% молодых женщин [13]. Прегравидарное ожирение является одним из основных факторов риска развития ГСД. Так, J. Balani et al. диагностировали ГСД у 24% (72/302) пациенток с ожирением [15]. В работе [4] ГСД выявлен в 17,2% случаев (11/72) у женщин репродуктивного возраста, имевших дисфункцию гипоталамуса и метаболические нарушения в пубертатном периоде. В свою очередь, ГСД считается предвестником и маркером СД 2 типа [16].

Среди основных осложнений течения беременности при нарушениях углеводного обмена выделяют угрозу прерывания беременности, которая встречается у 30–50% пациенток, многоводие (10–36%), гипертензивные расстройства (18–65%) [17–20], что несколько выше либо совпадает с полученными нами данными. Так, многоводие в нашем исследовании имело место у 5,3–8,6% пациенток, а гестационная гипертензия и преэклампсия диагностированы у 14,9–21,3% женщин.

Гипергликемия у матери приводит к диабетической фетопатии/макросомиии плода, которая на фоне ГСД встречается в 25–42% случаев против 8–14% случаев в общей популяции [20–22]. В исследовании Н.В. Боровик и соавт. [23] показано, что при использовании новых российских клинических рекомендаций по диагностике и лечению ГСД [2] частота макросомии составила 17% (85/500) и была достоверно ниже, чем в группе, где наблюдение пациенток велось в соответствии с более ранними регламентирующими документами — 32% (32/100) (p=0,038), что не противоречит данным, полученным в нашем исследовании: в среднем 17,4% за 2017–2019 гг.

Возможность ведения родов per vias naturales обеспечивается своевременной госпитализацией и родоразрешением не позднее 38–39 нед. беременности [2]. Сахарный диабет не является показанием к досрочному родоразрешению и операции кесарева сечения, однако при наличии осложнений вопрос решается в пользу оперативного родоразрешения. Частота кесарева сечения у беременных с нарушениями углеводного обмена, по данным исследования, составила 42,6% (2019 г.), по данным литературы — варьирует в пределах 28,8–46,6%, основными показаниями к кесареву сечению выступают макросомия, клинически узкий таз, слабость родовой деятельности и острая гипоксия плода [7, 24].

На протяжении последних лет авторами доказано, что действенным способом снижения риска перинатальных осложнений для детей, рожденных от матерей с ГСД, являются подготовка шейки матки и программированные роды в сроке 38–39 нед. [25, 26].

Заключение

В современном акушерстве и перинатологии нарушения углеводного обмена представляют серьезную медико-социальную проблему, значимость которой обусловлена, с одной стороны, ростом сопутствующей экстрагенитальной патологии (ожирения, гипертензивных расстройств), с другой — перинатальными осложнениями и высокой частотой оперативного родоразрешения. Постепенное внедрение и рутинное использование в практической деятельности врачей акушеров-гинекологов, эндокринологов, терапевтов клинических рекомендаций по диагностике, ведению и родоразрешению беременных с выявленным нарушением углеводного обмена позволило снизить частоту осложнений течения беременности и создать благоприятные условия для влагалищного родоразрешения при доношенном сроке.


Сведения об авторах:

Шапошникова Екатерина Викторовна — к.м.н., доцент, доцент кафедры акушерства и гинекологии института последипломного образования, ФГБОУ ВО КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, 660022, Россия, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1, ORCID iD 0000-0001-8068-0699.

Базина Марина Ивановна — д.м.н., доцент, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии института последипломного образования, ФГБОУ ВО КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, 660022, Россия, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1, ORCID iD 0000-0002-1971-632X.

Менцик Марина Мубаракзяновна — заместитель главного врача по акушерству и гинекологии, КГБУЗ «КМКБ № 20 им. И.С. Берзона», 660123, г. Красноярск, ул. Инструментальная, д. 12.

Шагеева Елена Владимировна — заведующая акушерским отделением патологии беременности КГБУЗ «КМКБ № 20 им. И.С. Берзона», 660123, Россия, г. Красноярск, ул. Инструментальная, д. 12.

Шагеев Тимур Анварьевич — к.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии института последипломного образования, ФГБОУ ВО КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, 660022, Россия, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1, ORCID iD 0000-0003-2799-2022.

Контактная информация: Шапошникова Екатерина Викторовна, e-mail: catrinaek@yandex.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 17.08.2020, поступила после рецензирования 31.08.2020, принята в печать 14.09.2020.


About the authors:

Ekaterina V. Shaposhnikova — Cand. of Sci. (Med.), Associate Professor, associate professor of the Department of Obstetrics & Gynecology of the Institute of Postgraduate Education, Prof. V.F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University, 1, Partizan Zheleznyak str., Krasnoyarsk, 660022, Russian Federation, ORCID iD 0000-0001-8068-0699.

Marina I. Bazina — Doct. of Sci. (Med.), Associate Professor, Head of the Department of Obstetrics & Gynecology of the Institute of Postgraduate Education, Prof. V.F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University, 1, Partizan Zheleznyak str., Krasnoyarsk, 660022, Russian Federation, ORCID iD 0000-0002-1971-632X.

Marina M. Mentsik — Deputy Head Doctor for Obstetrics & Gynecology, I.S. Berzon Krasnoyarsk Interregional City Hospital No. 20, 12, Instrumental’naya str., Krasnoyarsk, 660123, Russian Federation.

Elena V. Shageeva — Head of the Department of the Diseases of Pregnancy, I.S. Berzon Krasnoyarsk Interregional City Hospital No. 20, 12, Instrumental’naya str., Krasnoyarsk, 660123, Russian Federation.

Timur A. Shageev — Cand. of Sci. (Med.), assistant of of the Department of Obstetrics & Gynecology of the Institute of Postgraduate Education, Prof. V.F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University, 1, Partizan Zheleznyak str., Krasnoyarsk, 660022, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-2799-2022.

Contact information: Ekaterina V. Shaposhnikova, e-mail: catrinaek@yandex.ru. Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 17.08.2020, revised 31.08.2020, accepted 14.09.2020.



Литература
1. Радзинский В.Е. Акушерская агрессия. M.: StatusPraesens; 2017.
2. Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение. Клинические рекомендации. М.; 2014.
3. Акушерство: национальное руководство. 2-е изд. Под ред. Г.М. Савельевой, Г.Т. Сухих, В.Н. Серова и др. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2018.
4. Жуковец И.В., Леваков С.А., Лещенко О.А. Факторы риска гестационного сахарного диабета. Акушерство и гинекология. 2019;5:57–62.
5. Макарова Е.Л., Терехина Н.А. Предикторы развития гестационного сахарного диабета у женщин с ожирением. Медицинская наука и образование Урала. 2019;4:26–29.
6. International Diabetes Federation. IDF Diabetes Atlas, 7th ed. Brussels, Belgium: International Diabetes Federation. 2016.
7. Додхоева М.Ф., Пирматова Д.А. Гестационный сахарный диабет: современный взгляд на актуальную проблему. Вестник Авиценны. 2018;20(4):455–461. DOI: 10.25005/2074-0581-2018-20-4-455-461.
8. Загарских Е.Ю., Курашова Н.А. Гестационный сахарный диабет и акушерские осложнения. Акушерство и гинекология. 2019;5:144–148. DOI: 10.18565/aig.2019.5.144-148.
9. Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф. Гестационный сахарный диабет. Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. 2014;1:48–51.
10. Доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения Красноярского края по итогам деятельности за 2018 год. (Электронный ресурс). URL: https://kraszdrav.ru/project/gosudarstvenniy_doklad. (Дата обращения: 15.07.2020).
11. Блохин Н.Г., Шевченко Д.М. Гестационный сахарный диабет. Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. 2017;4(2):61–67. DOI. 10.18821/2313-8726-2017-4-2-61-67.
12. Филиппов О.С., Гусева Е.В. Основные показатели деятельности акушерско-гинекологической службы в Российской Федерации в 2018 году. М.; 2019.
13. Епишкина-Минина А.А., Хамошина М.Б., Грабовский В.М. и др. Гестационный сахарный диабет: современное состояние проблемы. Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2018;6(3):23–29.
14. Esakoff T.F., Cheng Y.W., Sparks T.N. et al. The association between birthweight 4000 g or greater and perinatal outcomes in patients with and without gestational diabetes mellitus. Am J Obstet Gynecol. 2009;200(6):671–674.
15. Balani J., Hyer S.L., Shehata H. et al. Visceral fat mass as a novel risk factor for predicting gestational diabetes in obese pregnant women. Obstetric Medicine. 2018;11(3):121–125.
16. Emma C.J., Fiona C.D., Jane E.N. et al. Gestational diabetes: mechanism, treatment and complications. Trends Endocrinol Metab. 2018;29(11):743–754. DOI: 10.1016/j.tem.2018.09.004.
17. Бондарь И.А., Малышева А.С. Осложнения и исходы беременности при гестационном сахарном диабете. Бюллетень сибирской медицины. 2014;13(2):5–9.
18. Бурумкулова Ф.Ф., Петрухин В.А. Гестационный сахарный диабет: вчера, сегодня, завтра. Терапевтический архив. 2014;86(10):109–115.
19. Li X., Zhang W., Lin J. et al. Risk factors for adverse maternal and perinatal outcomes in women with preeclampsia: analysis of 1396 cases. J Clin Hypertension (Greenwich). 2018;20(6):1049–1057. DOI: 10.1111/jch.13302.
20. Беловоденко М.А., Зенкова Е.В. Влияние гипергликемии на плод при гестационном и манифестном сахарном диабете типа 2. J of Siberian Medical Sciences. 2018;2:34–42.
21. Timur B.B., Timur H., Tokmak A. et al. The influence of maternal obesity on pregnancy complications and neonatal outcomes in diabetic and nondiabetic women. Geburtshilfe Frauenheilkd. 2018;78(4):400–406. DOI: 10.1055/a-0589-2833.
22. Bo S., Menato G., Gallo M.L. Mild gestational hyperglycemia, the metabolic syndrome and adverse neonatal outcomes. Acta Obstet Gynecol Scand. 2004;83(4):335–340. DOI: 10.1111/j.0001-6349.2004.00314.x.
23. Боровик Н.В., Тиселько А.В., Аржанова О.Н. и др. Результаты использования новых критериев диагностики и лечения гестационного сахарного диабета. Журнал акушерства и женских болезней. 2015; LXIV(4):21–25.
24. Янкина С.В., Шатрова Н.В., Берстнева С.В., Павлов Д.Н. Особенности течения и исходы беременности у женщин с гестационным сахарным диабетом. Российский медико-биологический вестник имени академика И.П. Павлова. 2018;26(1):96–105. DOI: 10.23888/PAVLOVJ201826196-105.
25. Баев О.Р., Румянцева В.П., Кан Н.Е. и др. Медикаментозная подготовка шейки матки к родам и родовозбуждение. Клинические рекомендации. Акушерство и гинекология. 2015;5:3–38.
26. Biesty L.M., Egan A.M., Dunne F. et al. Planned birth at or near term for improving health outcomes for pregnant women with gestational diabetes and their infants. Cochrane Database Syst Rev. 2018;1(1): CD012910. DOI: 10.1002/14651858.CD012910.



Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.
Предыдущая статья
Следующая статья

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!

Fatal error: Call to undefined function get_registration_form_description_popup() in /home/c/cb72209/wchjournal/public_html/include/reg_form.php on line 89