«РМЖ. Мать и дитя»
ISSN 2618-8430 (Print), 2686-7184 (Online)

Эффективность негормональной терапии атрофического вагинита у женщин в постменопаузе



Импакт фактор - 0,458*
Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

РМЖ «Мать и дитя» №3 от 09.10.2019 стр. 257-261
Рубрика: Акушерство
Цель исследования: оценить эффективность негормональной терапии атрофического вагинита (АВ) у женщин в постменопаузе. Материал и методы: выполнено пилотное сравнительное исследование. В исследование включены 36 пациенток постменопаузального возраста (48–54 лет). Пациентки были разделены на 3 группы: I (n=14) — пациентки получали интравагинальный крем, содержащий эстриол 0,5 мг; II (n=10) — получали лечение негормональным многокомпонентным растительным средством (крем для интимной гигиены «Антик» дозированный); III (n=12) — пациентки от лечения отказались. До начала лечения, а также через 20 и 90 дней в ходе лечения исследовали индекс вагинального здоровья (ИВЗ) и субъективные симптомы, характерные для АВ. Для оценки демографических и клинических данных использовали описательную статистику. Для оценки межгрупповых различий использовали критерий U Манна — Уитни для малых выборок. Различия считались достоверными при р
Для цитирования: Нариманова М.Р., Сапрыкина Л.В. Эффективность негормональной терапии атрофического вагинита у женщин в постменопаузе // РМЖ. 2019. №3. С. 257-261
Введение С учетом увеличения продолжительности жизни женщин остаются актуальными проблемы эстроген-дефицитного состояния, влияющего на все системы организма [1]. У большинства женщин в пери- и постменопаузальном периоде имеются атрофические изменения в тканях вульвы и влагалища. Симптомы атрофического вагинита (АВ) появляются примерно у половины женщин в постменопаузе, оказывая потенциально негативное влияние на качество жизни [2–4]. В 2014 г. был предложен новый термин — «генитоуринарный менопаузальный синдром». Изменение терминологии было вызвано необходимостью (1) признать вовлечение в процесс атрофии нижних отделов мочевыделительной системы, (2) определить менопаузу как этиологический фактор и (3) избегнуть отрицательных коннотаций, связанных с термином «атрофия» [5]. АВ в основном встречается после менопаузы, но может наблюдаться и у женщин репродуктивного возраста, особенно у онкологических больных, получающих химио- или лучевую терапию. АВ негативно влияет на качество жизни, сексуальное желание, уверенность в себе [6]. Зачастую женщины рассматривают свои симптомы как вариант нормы и не предъявляют активных жалоб, поэтому частота диагноза занижена, а лечение в таких случаях отсутствует [7, 8]. Принимая во внимание патогенез заболевания, терапия эстрогенами признается «золотым стандартом» [9]. При этом системная гормональная терапия устраняет симптомы АВ лишь в трети случаев. Применение же локальной (вагинальной) эстрогенотерапии приводит к регрессу симптомов [10]. Преимущества локальной терапии очевидны: отсутствие первичного метаболизма в печени, минимальное влияние на эндометрий, низкая гормональная нагрузка, минимальные побочные эффекты, не требуется дополнительный прием прогестагенов, отсутствует системное действие [11]. Женщинам, имеющим противопоказания или непереносимость гормонов, а также желающим избежать гормональной терапии, показаны негормональные препараты для облегчения местной симптоматики. Негормональные средства обеспечивают временное купирование симптомов АВ, не имеют долгосрочных терапевтических эффектов, при этом безопасны, эффективны и легки в применении [12]. Цель исследования — оценить эффективность негормональной терапии АВ у женщин в постменопаузе. Материал и методы Выполнено пилотное сравнительное исследование с участием 36 пациенток постменопаузального возраста. Критерии включения: наличие жалоб, характерных для АВ (47% пациенток, n=17); объективные признаки АВ при отсутствии жалоб (53% пациенток, n=19; АВ у таких пациенток был выявлен на основании индекса вагинального здоровья (ИВЗ)). Критерии исключения: тяжелая соматическая патология; воспалительные заболевания органов малого таза; злокачественная и предраковая патология матки, шейки матки, придатков матки; инфекции, передаваемые половым путем; применение системной или местной менопаузальной гормональной терапии (МГТ) в течение 3 мес. до текущего исследования; противопоказания к МГТ. Все пациентки с АВ были разделены на 3 группы: I группа получала интравагинальный крем, содержащий эстриол 0,5 мг; II группа получала негормональный многокомпонентный растительный препарат per vaginam, обладающий регенеративными, антимикробными, противогрибковыми, противовирусными, иммуномодулирующими, противовоспалительными и анальгезирующими свойствами (отказ от гормонотерапии был мотивирован гормонофобией); III группа (контрольная) лечения не получала (отказ от лечения был мотивирован нежеланием получать какую-либо терапию, в т. ч. использовать препараты per vaginam) (табл. 1). Возраст больных составил: 52,36±0,58 года в I группе, 51,3±0,86 — во II и 50,67±0,51 — в III (р>0,05). Длительность постменопаузы варьировала от 1 до 3 лет. Больные всех 3 групп были сопоставимы по возрасту, продолжительности постменопаузы, длительности заболевания, сопутствующей патологии (р>0,05). Проводился сбор анамнеза, оценивались субъективные и объективные критерии АВ. Для субъективной оценки выраженности атрофических процессов применялась анкета, включающая вопросы о частоте симптомов, таких как эмоциональная неустойчивость, нарушения сна, быстрая утомляемость, сухость, жжение, неприятный запах в области наружных половых органов, диспареуния. Для объективной оценки атрофических процессов применяли ИВЗ, основанный на определении рН и визуальной оценке состояния влагалища [13]. Определение рН проводилось с помощью индикаторных полосок (Кольпо-тест рН, ООО «Биосенсор», Россия). Во время гинекологического осмотра наносили влагалищную жидкость на сенсорный элемент тест-полоски так, чтобы полностью смочить всю поверхность сенсорного элемента. Через 1–2 секунды удаляли избыток жидкости на сенсорном элементе легким прикосновением ребра полоски к чистой бумажной салфетке на 2–3 секунды. Через 15 секунд с момента нанесения влагалищной жидкости сравнивали окраску сенсорного элемента с эталонной цветовой шкалой на этикетке комплекта при хорошем освещении. У здоровой женщины рН обычно в пределах 3,5–5,5. Значение рН у нелеченных женщин в постменопаузе составляет 5,5–7,0 в зависимости от возраста и сексуальной активности. Количество условно-патогенных микроорганизмов определяли культуральным методом и методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени. Длительность наблюдения составила 90 дней с промежуточной оценкой эффективности через 20 дней от начала лечения. Эффективность терапии оценивали по уменьшению или устранению симптомов АВ, повышению качества жизни, повышению ИВЗ и нормализации рН. Для анализа полученных данных применяли методы описательной статистики с вычислением средней арифметической и ее стандартной ошибки. Для оценки межгрупповых различий использовали непараметрический критерий U Манна — Уитни для двух независимых выборок. Различия считались достоверными при р0,05). В нашем исследовании пациентки не предъявляли жалоб на другие составляющие генитоуринарного менопаузального синдрома. Возможно, это связано с тем, что в нижних отделах мочевыделительной системы и вульве меньше рецепторов к эстрогенам, чем во влагалище [14], и у исследуемых групп пациенток (с длительностью постменопаузы 1–3 года) еще не развились атрофические изменения вульвы, мочевого пузыря и уретры. При микробиологическом исследовании неспецифический вагинит и бактериальный вагиноз были выявлены у 57% (n=8), 60% (n=6) и 67% (n=8) пациенток I, II и III групп соответственно (р>0,05). Значение рН влагалищного содержимого составило 6,14±0,08 в I группе, 6,02±0,11 — во II и 6,19±0,06 —  в III (р>0,05). Показатель ИВЗ — 13,21±0,44, 12,0±0,79 и 12,75±0,39 в I, II и III группах соответственно (р>0,05). Жалобы на дискомфорт при половом акте, неприятный запах в области половых органов являются закономерным результатом сокращения объема лубриканта, гликогена, полезной лактофлоры. В результате рН влагалища смещается в щелочную сторону, на фоне чего активизируется условно-патогенная микрофлора и провоцируется воспалительная реакция [15]. Все пациентки, получавшие лечение, хорошо переносили терапию и завершили трехмесячный курс лечения. На фоне проведенной терапии были зафиксированы изменения субъективных и объективных критериев степени тяжести атрофических процессов во влагалище. Психоэмоциональные нарушения По сравнению с исходным уровнем через 20 дней от начала лечения при анкетировании было выявлено, что частота психоэмоциональных нарушений была выше в III группе в 3,57 раза, чем в I группе (р0,05). Через 90 дней частота встречаемости психоэмоциональных нарушений у пациенток I и II групп достоверно снизилась по сравнению с исходными показателями, а также была достоверно ниже, чем в III группе по результатам лечения (р
Литература
1. Parish S.J., Nappi R.E., Krychman M.L. et al. Imapct of vulvovaginal health on postmenopausal women: a review of surveys on symptoms of vulvovaginal atrophy. Int J Womens Health. 2013;5:437–446. DOI: 10.2147/IJWH.S44579.
2. Palacios S., González S.P., Fernández-Abellán M. Impact of Vulvovaginal Atrophy of Menopause in Spanish Women: Prevalence and Symptoms According to the EVES Study. Sex Med. 2019;7:207–216. DOI: 10.1016/j.esxm.2019.01.005.
3. Erekson E.A., Li F.Y., Martin D.K. et al. Vulvovaginal symptoms prevalence in postmenopausal women and relationship to other menopausal symptoms and pelvic floor disorders. Menopause. 2016;23:363–375. DOI: 10.1097/GME.0000000000000549.
4. Kim H.K., Kang S.Y., Chung Y.J. et al. The recent review of the genitourinary syndrome of menopause. J Menopausal Med. 2015;21:65–71. DOI: 10.6118/jmm.2015.21.2.65.
5. Portman D.J., Gass M.L. Genitourinary Syndrome of Menopause: New Terminology for Vulvovaginal Atrophy from the International Society for the Study of Women’s Sexual Health and The North American Menopause Society. J Sex Med. 2014;11(12):2865–2872. DOI: 10.1111/jsm.12686.
6. Amori P., Di Nardo V., Vitiello G. et al. Primavera: A new therapeutical approach to vulvo‐vaginal atrophy. Dermatol Ther. 2018;31(6):e12678. DOI: 10.1111/dth.12678.
7. Meaidi A., Goukasian I., Lidegaard O. Use of vaginal estrogen in Danish women: a nationwide cross-sectional study. Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica.2016;95(3):280–284. DOI: 10.1111/aogs.
8. Nappi R.E., Kokot-Kierepa M. Women’s voices in the menopause: results from an international survey on vaginal atrophy. Maturitas. 2010;67(3):233–238. DOI: 10.1016/j.maturitas.2010.08.001.
9. Lethaby A., Ayeleke R.O., Roberts H. Local oestrogen for vaginal atrophy in postmenopausal women. Cochrane Database Syst Rev. 2016;(8):CD001500. DOI: 10.1002/14651858.
10. Сухих Г.Т., Сметник В.П., Андреева Е.Н. и др. Менопаузальная гормонотерапия и сохранение здоровья женщин в зрелом возраста. Клинические рекомендации (протокол лечения). М.; 2015. [Sukhih G.T., Smetnik V.P. Andreeva E.N. et al. Menopausal hormonal therapy and saving of women’s midlife health. Clinical recommendations (treatment protocol). M.; 2014 (in Russ.)].
11. Biehl C., Plotsker O., Mirkin S. A systematic review of the efficacy and safety of vaginal estrogen products for the treatment of genitourinary syndrome of menopause. Menopause. 2019;26(4):431–453. DOI: 10.1097/GME.0000000000001221.
12. Доброхотова Ю.Э., Хлынова С.А. Использование лубрикантов при вульвовагинальной атрофии. РМЖ. Мать и дитя. 2018;1(2):163–167. DOI: 10.32364/2618-8430-2018-1-2-163-167. [Dobrokhotova Yu.E., Khlynova S.A. Lubricants application in vulvovaginal atrophy. Russian Journal of Woman and Child Health. 2018;1(2):163–167 (in Russ.)]. DOI: 10.32364/2618-8430-2018-1-2-163-167.
13. Bachmann G.A., Notelovitz M., Kelly S.J. et al. Long-term non-hormonal treatment of vaginal dryness. Clin Pract Sexuality. 1992;8:3–8.
14. Management of symptomatic vulvovaginal atrophy: 2013 position statement of The North American Menopause Society. Menopause. 2013;20(9):888–902; quiz 903–4. DOI: 10.1097/GME.0b013e3182a122c2.
15. Sturdee D.W., Panay N. International Menopause Society Writing Group. Recommendations for the management of postmenopausal vaginal atrophy. Climacteric. 2010;13(6):509–522. DOI: 10.3109/13697137.2010.522875.
16. Shen J., Song N., Williams C.J. et al. Effects of low dose estrogen therapy on the vaginal microbiomes of women with atrophic vaginitis. Sci Rep. 2016;6:24380. DOI: 10.1038/srep24380.



Предыдущая статья
Следующая статья