«РМЖ. Мать и дитя»
ISSN 2618-8430 (Print), 2686-7184 (Online)

Особенности ферротерапии у женщин с железодефицитной анемией и воспалительными заболеваниями органов малого таза



Импакт фактор - 0,458*
Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

РМЖ «Мать и дитя» №2 от 17.07.2019 стр. 108-112

DOI: 10.32364/2618-8430-2019-2-2-108-112

Рубрика: Гинекология
Цель исследования: оценить эффективность двухэтапного лечения железодефицитной анемии (ЖДА), сочетающейся с воспалительными заболеваниями органов малого таза (ВЗОМТ) у женщин репродуктивного возраста. Материал и методы: в зависимости от используемой схемы лечения 320 женщин с ЖДА и ВЗОМТ разделили на 2 группы. В 1-й группе (160 пациенток) применяли традиционную терапию: одновременное комплексное лечение ВЗМОТ на фоне лечения ЖДА препаратом Тардиферон®. Во 2-й группе (160 пациенток) лечение проводили в 2 этапа: на первом этапе применяли комплексную терапию ВЗОМТ без лечения ЖДА; на втором этапе после купирования воспалительного процесса и подтверждения критериев ЖДА в среднем через 12,2±1,1 дня назначали препарат железа Тардиферон®. Результаты исследования: в сыворотке крови женщин сравниваемых групп до лечения имела место высокая активность свободнорадикальных процессов, соответствующих процессу воспаления. На 10-е сутки лечения у пациенток 2-й группы показатель соотношения прооксидантной активности и антиоксидантной активности был достоверно ниже, чем у пациенток 1-й группы, у которых он значительно повысился. У пациенток 1-й группы на фоне лечения происходило повышение прооксидантного потенциала, при снижении антиоксидантной активности сыворотки крови у них возникало состояние окислительного стресса. Через 30 дней средние значения гемоглобина, сывороточного железа, сывороточного ферритина у женщин 2-й группы как с I, так и со II степенью тяжести ЖДА были достоверно выше, чем у пациенток 1-й группы. Несмотря на комплексную противовоспалительную терапию, в 1-й группе выявлены вагиниты у 33 (20,6 %) пациенток — больше, чем во 2-й группе. Заключение: показана высокая эффективность терапии препаратом Тардиферон® в двухэтапной схеме лечения пациенток с ЖДА и воспалительными заболеваниями органов малого таза: происходит достоверная нормализация феррокинетических показателей, снижение прооксидантной активности, в 3,1 раза реже наблюдаются признаки воспаления и в 2,1 раза реже — признаки железодефицита. Ключевые слова: железодефицитная анемия, ферритин, воспалительные заболевания органов малого таза.
Для цитирования: Хаятова З.Б., Абдукадирова Н.Б., Якимова А.В., Шпагина Л.А., Соколова Т.М. Особенности ферротерапии у женщин с железодефицитной анемией и воспалительными заболеваниями органов малого таза // РМЖ. 2019. №2. С. 108-112
Iron therapy for iron-deficiency anemia and pelvic inflammatory disease

Z.B. Khaiatova1, N.B. Abdukadirova2, A.V. Yakimova1, L.A. Shpagina1, T.M. Sokolova1

1Novosibirsk State Medical University, Novosibirsk, Russian Federation
2Samarkand State Medical Institute, Samarkand, Uzbekistan

Aim: To assess the efficacy of two-step treatment for iron-deficiency anemia in women of reproductive age with pelvic inflammatory disease (PID).
Patients and Methods: 320 women with iron-deficiency anemia and pelvic inflammatory disease were subdivided into two groups depending on the treatment. Group I included 160 women who received traditional therapy, i.e., complex treatment for pelvic inflammatory disease plus Tardyferon® for iron-deficiency anemia. Group II included 160 women who received stepwise treatment. Step 1 was complex treatment for pelvic inflammatory disease only. After the inflammation has reduced and iron-deficiency anemia was verified, the patients were prescribed (on average, after 12.2±1.1 days) with Tardyferon® (step 2).
Results: Serum tests have demonstrated that these women are characterized by high activity of free radical processes which illustrate active inflammation. After 10 days of the treatment, the ratio of pro-oxidant and antioxidant activities was significantly less in group I than in group II. Moreover, in group I this ratio has significantly increased. In group I, the result of the treatment was increased pro-oxidant potential. Reduced serum antioxidant activity has resulted in the oxidative stress. After 30 days, average hemoglobin, serum iron, and serum ferritin in group II women with iron-deficiency anemia (both stage 1 and 2) were significantly higher than in group I women. Despite complex anti-inflammatory treatment for PID, vaginitis was diagnosed in 20.6% (n=33) in group I.
Conclusions: Two-step treatment for iron-deficiency anemia in women with PID using Tardyferon® is highly effective which is illustrated by the normalization of ferrokinetic parameters, decrease in pro-oxidant activity, less common (by 3.1 times) inflammatory signs, and less common (by 2.1 times) iron deficiency signs.

Keywords: iron-deficiency anemia, ferritin, pelvic inflammatory disease.
For citation: Khaiatova Z.B., Abdukadirova N.B.,Yakimova A.V. et al. Iron therapy for iron-deficiency anemia and pelvic inflammatory disease. Russian Journal of Woman and Child Health. 2019;2(2):108–112.

   Введение

    Проблеме анемии посвящено большое количество исследований, т. к. это патологическое состояние по-прежнему остается общемировой медицинской и социальной проблемой.
    Особенно часто анемический синдром встречается у женщин детородного возраста и у беременных, у 74% из них наблюдается дефицит железа. Частота прелатентного и латентного дефицита железа у жителей Европы и России достигает 30%, а в некоторых регионах — 35–46% [1–6]. Не менее актуальными являются вопросы диагностики и лечения воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ) [7–9].
    Доказано, что не только при анемии, но и при воспалении происходят значительные изменения процессов свободнорадикального окисления, которые негативно влияют на эффективность лечения и прогноз заболевания [10, 11]. Коморбидность анемии и воспалительного процесса органов малого таза диктует необходимость разработки новой стратегии лечения.
    Цель исследования — оценить эффективность двухэтапного лечения железодефицитной анемии (ЖДА), сочетающейся с ВЗОМТ у женщин детородного возраста.

   Материал и методы

    В исследование включены 320 женщин, у которых диагностированы ЖДА и ВЗОМТ. Средний возраст пациенток составил 36,1±2,4 года. ЖДА I степени тяжести выявлена у 243 женщин, ЖДА II степени тяжести — у 77. В контрольную группу были включены 33 здоровые женщины.
    Критерии включения: возраст от 18 до 45 лет; наличие ВЗОМТ (сальпингоофориты, послеабортные и послеродовые метроэндометриты, эндометриты неспецифической этиологии на фоне внутриматочной контрацепции; информированное согласие на проведение исследования. Критерии исключения: возраст младше 18 и старше 45 лет; гнойные воспалительные заболевания придатков матки; наличие злокачественных заболеваний, хронических воспалительных экстрагенитальных заболеваний в стадии обострения, патология почек, нежелезодефицитные анемии, отказ от участия в исследовании.
    Клиническая диагностика ВЗОМТ у женщин основывалась на наличии трех и более клинических, лабораторных и ультразвуковых признаков. Всем пациенткам проводили комплексное клинико-лабораторное обследование с целью выявления возбудителей и ультразвуковое исследование органов малого таза.
    Феррокинетические показатели оценивали по концентрации сывороточного железа (СЖ), сывороточного ферритина (СФ), вычисляли коэффициент насыщения трансферрином (КНТ).
    Определяли общую прооксидантную активность (ПОА) и антиоксидантную активность (АОА) сыворотки крови с расчетом коэффициента соотношения (КС = ПОА / АОА). КС является величиной, которая позволяет объективно оценивать баланс про- и антиоксидантного статуса организма.
    Всех больных с ЖДА и ВЗОМТ разделили на 2 группы в зависимости от используемой схемы лечения. Больные были рандомизированы в группы методом случайной выборки по степени тяжести анемии.
    В 1-й группе 160 больным с ЖДА и ВЗОМТ проводили одновременно комплексное лечение ВЗОМТ (антибактериальное в зависимости от характера возбудителя, дезинтоксикационное, противовоспалительное, антиоксидантное, десенсибилизирующее) на фоне лечения ЖДА препаратом железа Тардиферон®.
    Во 2-й группе лечение 160 пациенток с ЖДА и ВЗОМТ проводили в 2 этапа: первый этап лечения начинали с санации ВЗОМТ без лечения ЖДА (антибактериальная в зависимости от характера возбудителя, дезинтоксикационная, противовоспалительная, антиоксидантная, десенсибилизирующая терапия). На втором этапе после купирования воспалительного процесса и подтверждения лабораторных критериев ЖДА в среднем через 12,2±1,1 дня назначали Тардиферон® до нормализации гематологических (уровень гемоглобина (Нb), эритроцитов) и феррокинетических (СЖ, КНТ, СФ, sTrf-Rec) показателей.
    Эксперты ВОЗ рекомендуют применять препараты с замедленным высвобождением Fe2+ в связи с их лучшей абсорбцией и переносимостью. Тардиферон® содержит оптимальное количество элементарного Fe2+ железа (80 мг) и обладает пролонгированным действием, что позволяет сократить частоту приема и уменьшить нежелательные явления со стороны ЖКТ. Всем пациенткам 1-й и 2-й групп при I степени тяжести ЖДА назначали по 1 таблетке Тардиферона в день, при II степени тяжести — по 1 таблетке 2 р./день.
    Эффективность лечения оценивали на 10, 30 и 60-й день лечения.
    Статистическую обработку данных осуществляли с помощью лицензированных пакетов прикладных программ Statistica 6.0 и Microsoft Exel 7.0. Проводили оценку достоверности различий двух средних арифметических значений по t-критерию Стьюдента.

   Результаты исследования

   
При сборе анамнеза выяснилось, что в течение 5 лет ЖДА была зарегистрирована у 239 (74,7%) женщин. Бледность кожных и видимых слизистых покровов была отмечена у всех пациенток со II степенью тяжести ЖДА и ВЗОМТ, у 2/3 пациенток имелось сочетание двух и более признаков сидеропении (ломкость ногтей, патофагия, патоосмия), что свидетельствовало о длительном дефиците железа.
   Эндомиометрит выявлен у 157 больных, из них у 101 (64,3%) пациентки диагностировали стертую, у 48 (30,6%) — абортивную и только у 8 (5,1%) — классическую форму данной нозологии, что практически полностью укладывается в концепцию особенностей течения ВЗОМТ. Клинику острого и подострого сальпингоофорита диагностировали у 56 (32,2%) и 118 (67,8%) женщин соответственно. При этом более чем у 2/3 пациенток воспалительный процесс был двусторонним. Таким образом, у больных с железодефицитной анемией эндомиометриты чаще имеют стертую и абортивную форму, а воспаление в придатках матки — подострый характер.
    Несмотря на комплексную противовоспалительную терапию ВЗОМТ, в 1-й группе имела место персистенция воспалительного процесса у каждой 10-й больной — чаще, чем у пациенток 2-й группы (p<0,01). Согласно клинико-лабораторным данным в 1-й группе у 33 (20,6 %) пациенток выявлены вагиниты, что по частоте превышало этот показатель во 2-й группе (6,6 %) в 3,1 раза (р<0,001).
    Через 60 дней в обеих группах отмечена нормализация уровня гемоглобина, но в 1-й группе сидеропенический синдром сохранялся у 13 пациенток, тогда как во 2-й группе сидеропенический синдром выявлен только у 5 пациенток при исходной среднетяжелой анемии.
    Таким образом, комплексное противовоспалительное лечение в сочетании с антианемической терапией препаратом Тардиферон® улучшило клиническое состояние пациенток 1-й группы. Однако у 20 (12,5 %) из них через 2 мес. были выявлены воспалительные процессы влагалища и шейки матки, а у каждой пятой — некупированный сидеропенический синдром. Всем указанным пациенткам было проведено лечение уже по двухэтапной схеме, в результате чего был достигнут положительный эффект. Во 2-й группе признаки сидеропенического синдрома встречались в 2,1 раза, а признаки воспаления почти в 3 раза реже.
    Гематологические и феррокинетические показатели, отмеченные после лечения, указаны в таблице 1. Так, через 30 дней средние значения Hb, СЖ, СФ, КНТ у женщин 2-й группы как с I, так и со II степенью тяжести ЖДА были достоверно выше, чем у пациенток 1-й группы.
    Спустя 2 мес. на фоне приема препарата Тардиферон® средние значения количества эритроцитов крови и содержания гемоглобина у пациенток анализируемых групп статистически не отличались от средних величин соответствующих параметров здоровых женщин (p>0,05). При этом у больных с ЖДА II степени тяжести в 1-й группе среднее значение гемоглобина было меньше, чем у больных с ЖДА II степени во 2-й группе (p<0,05).
    У больных обеих групп исходный уровень СЖ был значимо ниже, чем у здоровых и к 10-м сут оставался низким. К 30-м сут рост уровня СЖ у пациенток 1-й группы происходил медленнее, чем у пациенток 2-й группы, которым Тардиферон® был назначен позже, после купирования воспалительного процесса комплексной противовоспалительной терапией. Надо заметить, что среднее значение СЖ у больных 2-й группы как с I, так и со II степенью тяжести анемии было достоверно выше, чем у пациенток 1-й группы (p<0,01). А у женщин 1-й группы со II степенью тяжести ЖДА уровень СЖ был достоверно ниже, чем у здоровых женщин (p<0,01).
    Спустя 2 мес. уровень СЖ во всех сравниваемых группах достигал нормальных величин, но в 1-й группе его значения были достоверно ниже, чем во 2-й группе и в группе контроля (p<0,05).
    На 10-е сут лечения у женщин обеих групп отмечалось снижение уровня СФ. При этом к 30-м и 60-м сут у женщин 1-й группы вне зависимости от степени тяжести ЖДА происходил медленный рост содержания СЖ, несмотря на то, что препараты железа назначались с первого дня лечения (см. табл. 1). У женщин 2-й группы, которым препарат Тардиферон® назначали после лечения ВЗОМТ, уровень СФ к 30-м сут наблюдения значительно вырос и был достоверно выше, чем у женщин 1-й группы (p<0,05).
Таблица 1. Гематологические и феррокинетические показатели у пациенток с ВЗОМТ и ЖДА в 1-й и 2-й группах (M±m) Table 1. Hematological and ferrokinetic parameters in women with pelvic inflammatory disease and iron-deficiency anemia (M±m)
    На современном этапе метод измерения растворимых рецепторов к трансферрину (sTfR) рассматривается как чувствительный индикатор эритропоэза и недостаточности железа [13, 14].
    Спустя 60 дней уровень sTrf-Rec в сыворотке крови больных всех групп, кроме пациенток 1-й группы со средней степенью тяжести ЖДА, достигал нормальных значений. У женщин 1-й группы уровень sTrf-Rec был достоверно выше, чем в контроле. Так, при легкой степени тяжести ЖДА уровень sTrf-Rec в среднем составлял 5,5±0,7 мкг/мл, а при II степени тяжести ЖДА — 6,5±0,3 мкг/мл, тогда как у женщин 2-й группы с I степенью тяжести ЖДА уровень sTrf-Rec в среднем составлял 4,3±0,1 мкг/мл, а при II степени тяжести анемии — 4,4±0,5 мкг/мл.
    Через 60 сут уровень СФ, так же как СЖ, во всех сравниваемых группах вне зависимости от степени тяжести достигал средней величины этого показателя в контрольной группе. Однако средняя величина СФ у пациенток 1-й группы со II степенью тяжести ЖДА была наименьшей, хотя отличалась незначимо от таковой в контроле. Из них у 16 (36,4%) женщин уровень СФ был ниже, чем в контроле, т. е. имел место прелатентный дефицит железа, требующий продолжения приема препаратов железа.
    В обеих группах Тардиферон® показал хорошую переносимость: в 1-й группе запоры отмечены у 12 (7,5%) больных, во 2-й группе — у 5 (3,1%).
    На фоне комплексного лечения ВЗОМТ и ЖДА к 10-м сут у женщин 2-й группы с I степенью тяжести ЖДА соотношение ПОА и АОА сыворотки крови снизилось в 1,8 раза (p<0,01), а со II степенью тяжести ЖДА — в 1,4 раза (p<0,05) и было достоверно ниже, чем у пациенток 1-й группы (p<0,01) (табл. 2). Соотношение ПОА и АОА в 1-й группе как с I, так и со II степенью тяжести ЖДА соответственно увеличилось в 2,5 и 2,4 раза относительно исходных величин до лечения (p<0,001) и было значительно выше, чем у здоровых женщин (p<0,001).
Таблица 2. Соотношение про- и антиоксидантной активности сыворотки крови у пациенток с ВЗОМТ и ЖДА в 1-й и 2-й группах (усл. ед.) (M±m) Table 2. Serum pro-oxidant and anti-oxidant activity in women with pelvic inflammatory disease and iron-deficiency anem
    Спустя 2 мес. показатели соотношения ПОА и АОА во всех сравниваемых группах вне зависимости от степени тяжести ЖДА не отличались от контрольных величин. Но у пациенток 1-й группы с I степенью тяжести ЖДА показатель соотношения ПОА и АОА сыворотки крови в среднем был наибольшим среди анализируемых групп, что было связано с сохранением у 18 пациенток высокого значения данного показателя, который превышал максимальную величину такового в группе контроля.

   Заключение

    У женщин с ЖДА и воспалительными заболеваниями органов малого таза, которым назначали Тардиферон® одновременно на фоне комплексной противовоспалительной терапии, в 3,1 раза чаще наблюдали признаки воспаления, повышение прооксидантного потенциала на фоне снижения антиоксидантной активности сыворотки крови, что, возможно, и объясняет сохранение признаков железодефицита в 2,1 раза чаще, чем у пациенток, которым Тардиферон® был назначен после лечения ВЗОМТ (двухэтапная схема).
    Высокая эффективность лечения ЖДА препаратом Тардиферон® после санации очагов инфекции у женщин с ВЗОМТ и ЖДА подтверждается нормализацией как клинического состояния, так и гематологических и феррокинетических показателей, соотношения про- и антиоксидантной активности сыворотки крови.

Сведения об авторах:
1Хаятова Зульфия Базарбековна — д.м.н., доцент, доцент кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета, ORCID iD 0000-0003-4239-9307;
2Абдукадирова Наргиза Батырбековна — ассистент кафедры педиатрии № 2, неонатологии и пропедевтики детских болезней, ORCID iD 0000-0001-9604-6684;
1Якимова Анна Валентиновна — д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета, ORCID iD 0000-0001-6590-8149;
1Шпагина Любовь Анатольевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой госпитальной терапии и медицинской реабилитации педиатрического факультета, ORCID iD 0000-0003-0871-7551;
1Соколова Татьяна Михайловна — д.м.н., профессор, профессор кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета, ORCID iD 0000-0003-3435-3536.
1ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России. 630091, Россия, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52.
2Самаркандский государственный медицинский институт. 140100, Республика Узбекистан, г. Самарканд, 
ул. А. Тимура, д. 18.
Контактная информация: Хаятова Зульфия Базарбековна, e-mail: khaiatova.zulfiia@bk.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 05.03.2019.

About the authors:
1Zul’fiya B. Khayatova — MD, PhD, associate professor of the Department of Obstetrics and Gynecology of the Pediatric Faculty, ORCID iD 0000-0003-4239-9307;
2Nargiz B. Abdukadirova — MD, assistant of the Department of Pediatry, Neonatology, and Pediatric Propedeutics No. 2, ORCID iD 0000-0001-9604-6684;
1Anna V. Yakimova — MD, PhD, Professor of the Department of Obstetrics and Gynecology of the Pediatric Faculty, ORCID iD 0000-0001-6590-8149;
1Lyubov’ A. Shpagina — MD, PhD, Professor, Head of the Department of Hospital Therapy and Medical Rehabilitation of the Pediatric Faculty, ORCID iD 0000-0003-0871-7551;
1Tat’yana M. Sokolova — MD, PhD, Professor, Professor of the Department of Obstetrics and Gynecology of the Pediatric Faculty, ORCID iD 0000-0003-3435-3536.
1Novosibirsk State Medical University. 52, Red Prospect, Novosibirsk, 630004, Russian Federation.
2Samarkand State Medical Institute. 18, A. Timur str., Samarkand, 140100, Uzbekistan.
Contact information: Zul’fiya B. Khayatova, е-mail: khaiatova.zulfiia@bk.ru. Financial Disclosure: no author has a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 05.03.2019.
Литература
1. Radhika A.G., Sharma A.K, Perumal V. et al. Parenteral Versus Oral Iron for Treatment of Iron Deficiency Anaemia During Pregnancy and post-partum: A Systematic Review. J. Obstet Gynaecol India. 2019;69(1):13–24. DOI: 10.1007/s13224-018-1191-8.
2. Janbek J., Sarki M., Specht I.O., Heitmann B.L. A systematic literature review of the relation between iron status/anemia in pregnancy and offspring neurodevelopment. Eur J. Clin Nutr. 2019. DOI: 10.1038/s41430-019-0400-6.
3. Grant F.K., Martorell R., Flores-Ayala R. Comparison of indicators of iron deficiency in Kenyan children. Am J Clin Nutr. 2012;95(5):1231–1237. DOI: 10.3945/ajcn.111.029900.
4. Грибкова И.В., Степанова В.Н., Дубовцева В.А. и др. О лечении и профилактике железодефицитной анемии. Акушерство и гинекология. 2018;11:16–22. DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig. 2018;11:16-22.
5. Тютюнник В.Л., Кан Н.Е., Михайлова О.И. Коррекция железодефицитной анемии у беременных Акушерство и гинекология. 2018;8:106–110. DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2018.8.106-110.
6. Доброхотова Ю.Э., Кузнецова О.В. Железодефицитная анемия в акушерско-гинекологической практике. Акушерство и гинекология. 2016;8:10–15. DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.8.10-15.
7. Quentin R., Verdon R. Microbiologic basis of diagnosis and treatment of pelvic inflammatory disease. J Gynecol Obstet Biol Reprod. 2012;41(8):850–863. DOI: 10.1016/j.jgyn.2012.09.015.
8. Li W., Zhang Y., Cui Y. Pelvic inflammatory disease: evaluation of diagnostic accuracy with conventional MR with added diffusion-weighted imaging. Abdom Imaging. 2013; 38(1):193–200.
9. Леваков С.А., Кедрова А.Г., Челнокова Н.Н. Фармакотерапия неосложненных воспалительных заболеваний органов малого таза. Акушерство и гинекология. 2013; 9: 79–84.
10. Хаятова З.Б., Пекарев О.Г., Варвянская С.Ю., Цырендоржиев Д.Д. Окислительный гомеостаз при железодефицитных состояниях у женщин с воспалительными заболеваниями внутренних половых органов. Вестник новых медицинских технологий. 2008;XV(2):243–245.
11. Городецкая О.С., Чандра Д’Мелло Р. Перекисное окисление липидов и антиоксидантная система защиты у больных хроническим неспецифическим эндометритом. Современные технологии в медицине. 2011;2:150–151.
12. Смирнов О.А. Анемия при воспалительных процессах: патогенез и клинико-морфологические проявления. Архив патологии. 2010;2:56–60.
13. Christine M. Pfeiffer, Anne С. Looker. Laboratory methodologies for indicators of iron status: strengths, limitations, and analytical challenges. Am J Clin Nutr. 2017; 106(6):1606–1614. DOI:10.3945/ajcn.117.155887.
14. Næss-Andresen M.L., Eggemoen Е.R., Berg J.P. et al. Serum ferritin, soluble transferrin receptor, and total body iron for the detection of iron deficiencyin early pregnancy: a multiethnic population-based study with low use of iron supplements. Am J Clin Nutr. 2019;109(3):566–575. DOI: 10.1093/ajcn/nqy366.




Предыдущая статья
Следующая статья